Энциклопедический словарь Ф. Брокгауз, И.А. Ефрон. Ф. Брокгауз, И.А. Ефрон. Энциклопедический словарь
Навигация:

DJVU Библиотека
Photogallery

Брокгауз и Ефрон

knolik.com

Статистика:


Элементарное образование

Значение слова "Элементарное образование" в Энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона



Элементарное образование
I. Что такое Э. образование и Э. школа? — II. Эпоха реформации и зарождение элементарной народной школы. — III. Французская революция и элементарная школа. — IV. Политические движения XIX в. и организация элементарной народной школы. — V. Отмена крепостного права в России и организация элементарной народной школы. — VI. Э. образование и военная сила государства. — VII. Э. образование и народное богатство. — VIII. Э. образование и народное здоровье. — IX. Расширение курса Э. школы в связи с изменением задач Э. образования. — X. Происхождение идеи обязательности и бесплатности Э. образования. — XI. Современная французская Э. школа. — XII. Религиозный нейтралитет Э. школы в наиболее передовых государствах современного миpa. — XIII. Э. школа в Англии. — XIV. Что такое Э. образование в Америке. — XV. Что такое Э. образование в России. — ХVI. Связь Э. народной школы со средней и высшей. — XVII. Несколько статистических итогов. — XVIII. Краткая библиография.


I. Что такое Э. образование и Э. школа. Э. образование дается в Э. школах. Задачей последних считается в настоящее время сообщение учащимся самых простых и общих знаний, преимущественно таких, которые с одной стороны составляют необходимую основу всякого дальнейшего общего или профессионального образования, а с другой — более или менее гарантируют тот минимум развития, который необходим для того, чтобы гражданин культурной страны мог сознательно участвовать в жизни своей родины и своим трудом содействовать её материальному и духовному процветанию. Задачи Э. образования не всегда были одинаково понимаемы; они приняли указанный выше сложный характер лишь в самое последнее время и в наиболее культурных странах. Для целей Э. образования государством, различными учреждениями и частными лицами содержатся Э. школы, которые носят в разных странах различные наименования и имеют далеко не одинаковую организацию. У нас в России к числу Э. школ следует отнести начальные народные училища разных ведомств, регулируемые положением 1874 г., приходские училища по уставу 1828 г, церковно-приходские школы и школы грамоты, существующие на основании положения, в последний раз пересмотренного в 1902 г. К Э. же школам следует отнести — если слову "элементарный" придавать то значение, какое ему придается в Зап. Европе — и наши народные школы так назыв. высшего типа: уездные училища по уставу 1828 г. и городские училища по уставу 1872 г. Одновременное функционирование Э. школы по уставам или положениям 1828, 1872, 1874 и 1902 гг. показывает, что Э. образование до сих пор не приведено у нас в стройную и связную систему. Едва ли в какой-либо культурной стране современного миpa можно найти категорию Э. народных школ, учебный план которой был бы выработан в начале прошлого века; между тем, устав наших приходских и уездных училищ восходит ко временам адмирала Шишкова. В Западной Европе в течение только что истекшего столетия Э. народная школа была реформирована много раз, причем эти реформы имели иногда самый решительный характер. И это вполне естественно: школа должна всегда развиваться вместе с прогрессом общества и вместе с усложнением общественных и частных отношений. — Всякому известно, как далеко ушла жизнь со времени царствования имп. Николая I. Между тем, действующие и доныне уставы некоторых категорий наших Э. школ восходят к этому времени. В результате всех перемен, происшедших в Западной Европе, а также и Америке (Соединенные Штаты, Канада), вполне осуществилась, или более или менее близка к осуществлению, следующая система начального народного образования: детский сад или материнская школа для детей от 3 до 6 лет, начальная или Э. школа в более тесном смысле слова для детей от 6 до 12 или 14 лет, дополнительная народная или высшая Э. школа (Ecole primaire sup é rieure, Fortbildungsschule, Higher grade school) для детей от 12 до 15 или от 13 до 16 лет. Такое расчленение Э. народной школы есть дело XIX века и, в особенности, второй его половины; известный французский экономист и статистик Эмиль Левассер предлагал даже XIX век назвать веком народной школы [См. Levasseur, "L'Enseignement primaire dans les pays civilis é s" (1897)]. До наступления XIX века нигде не было других Э. школ, кроме обыкновенных начальных народных училищ, с весьма жалким курсом или даже без какого-либо определенного курса и без кадров подготовленных учителей; в большинстве культурных стран не было даже особого ведомства, на обязанности которого лежала бы забота о развитии дела народного образования, обеспечении его необходимыми денежными средствами и т. д. Такое состояние начального народного образования объясняется господствовавшим в то время отношением высших классов к народным нуждам и преобладавшими в обществе взглядами на основные задачи начальной народной школы. Эти взгляды подверглись весьма существенным изменениям за последние четыре столетия, а вместе с ними изменились организация, состав предметов преподавания и весь характер обучения в Э. школе.

II. Эпоха реформацш и зарождение Э. народной школы. Началом стремлений к распространению во всем народе Э. образования можно с большим основанием считать эпоху реформации, т. е. ХVI в. Люди, ставшие во главе нового общественного движения — напр. Лютер, — ясно сознавали, что прочный его успех возможен лишь при сознательном сочувствии к нему всей народной массы, а это было невозможно, пока народ оставался безграмотным. Спасение души, говорили церковные реформаторы, возможно лишь при жизни согласно слову Божию, а жить согласно слову Божию можно лишь при прилежном его изучении, для чего необходимо, по меньшей мере, уменье читать на родном языке, на который Лютер поспешил, поэтому, перевести Библию. "Старайся тщательно — писал Лютер, — чтобы дети твои прежде всего обучились духовным предметам, чтобы ты сначала предал их Богу, а затем мирским занятиям". Лютеру принадлежит составление катехизиса, долго составлявшего альфу и омегу элементарного образования. Насколько ограничены были задачи, которые в то время ставились элементарному образованию, видно также и из того, как немного времени отнимала у учащихся школа эпохи реформации. "По моему мнению, — писал Лютер в послании бургомистрам и членам городских советов Германии, — мальчиков следует отправлять на час или два в день в предложенные мной для учреждения школы с тем, чтобы остальное время они занимались работой дома... И девочка может, конечно, найти настолько досуга, чтобы в течение дня пробыть час в школе и не упустить своих занятий дома". Впрочем, деятели реформации сознавали важность образования вообще и Э. народного образования, в частности, и в других отношениях, являясь в известном смысле истинными преемниками великих деятелей эпохи Возрождения наук и искусств. В цитированном выше послании, перечисляя разные доводы в пользу распространения школ, Лютер выразился так: "Все, что говорилось до сих пор о пользе учреждения христианских школ, говорилось по отношению к развитию в юношах духовных начал и ко благу и спасению их душь. Посмотрим теперь на то же самое с материальной точки зрения... Если бы даже не было ни души, ни неба, ни ада, если бы имелись в виду лишь нужды светского правительства, то и в таком случае разве не очевидно ли, что интересы этого правительства еще с большей настоятельностью требуют хороших народных школ и ученых мужей, чем наши заботы о духовном спасении верующих"... С XVII стол. религиозные вопросы не играют более господствующей роли в общественных движениях. Отсюда упадок народных школ, самое возникновение которых объяснялось в значительной мере религиозным энтузиазмом деятелей реформации.

III. Французская революция и Э. школа. С XVIII в. наибольшее общественное внимание стали привлекать вопросы политические: о происхождении и сущности правительственной власти, о правах и обязанностях граждан свободного государства, о цели общественного союза и т. д. Новое направление общественной мысли достигло своего апогея во время великой французской революции, когда нация, наиболее склонная к сильным, но быстро проходящим благородным порывам, попробовала осуществить в своих учреждениях многие из идеалов, выработанных гениальными писателями. Деятели революции сознавали, что их работы могут оказаться прочными лишь при сознательном сочувствии народных масс, для чего необходимо возможно более широкое распространение образования. Уже в "декларации прав человека и гражданина", вотированной в августе 1789 г., мы находим такую статью: "Должно быть создано и организовано общественное образование, общее для всех граждан, даровое по отношению к тем частям обучения, которые необходимы для всех людей". В самом деле, революции надо было именно создать Э. школу, так как в конце XVIII в. во Франции было сравнительно ничтожное количество народных школ, обучение в которых, вообще говоря, не шло далее изучения молитв и катехизиса, чтения и лишь в редких случаях письма. "Во многих школах, — говорит Э. Левассер, — давался почетный титул "писарей" или "писателей" (é crivains) тем детям, которым удавалось довести свое образование до уменья писать". Правительства, в руках которых находилась власть во Франции в конце XVIII. в. вплоть до захвата её Наполеоном, употребили немало труда и времени на выработку более или менее широких проектов организации Э. школы, но для осуществления её у них не было ни времени, ни средств. Заслуга революционной эпохи заключается, главным образом, в установлении идеалов народного образования вообще и Э. народной школы в частности. Особенно велики в этом отношении заслуги деятелей конвента. "Одной из величайших заслуг деятелей конвента, — говорит Альфред Рамбо, — надо считать их великие идеалы по отношению к народному образованию, по отношению к народным учителям и программам Э. школ. Беда была лишь в том, что эти идеалы оказались много выше средств, которыми располагал конвент. С тех пор и вплоть до настоящей республики ни одно из правительств не пыталось осуществить идеалов народной школы, которые поставил себе конвент. Итак, хотя конвент не выполнил той задачи, которую он себе поставил, но он указал цели, к которым надлежит стремиться в деле организации народного образования, и выработал принципы этой организации". Программы Э. школ революционной эпохи изменялись с той же быстротой, с какой вообще шли события того времени. Вообще говоря, они отличались необыкновенной широтой.

IV. Политические движения XIX в. и организация элементарной народной школы. Установление правительства так назыв. Реставрации во Франции сопровождалось возвращением многих дурных сторон "старого порядка", к числу которых относится и пренебрежение к делу Э. образования. "Реставрация, как и прежняя монархия, — пишет А. Рамбо ("Histoire de la civilisation contemporaine en France"), — по-видимому, не считала начальное образование делом государственной важности, предоставила судьбу народных школ доброй воле общин и в особенности рассчитывала на религиозные конгрегации". С тридцатых годов XIX в. начинается новая волна прогрессивного движения в Европе, результатом которой было значительное увеличение числа лиц, активно участвовавших (путем избрания представителей в законодательных собраниях) в направлении политической жизни своего отечества. В основании новых стремлений распространению в народе Э. образования лежали причины по преимуществу политического характера. Первыми организаторами народной школы XIX в. руководили соображения подобные тем, какие имели в виду деятели освободительного движения конца XVIII в. История Э. школы во Франции начинается с июльской монархии. В 1833 г. был издан так наз. закон Гизо, по которому всякая община была обязана содержать, по крайней мере, одну начальную школу. Издание этого закона составляет эпоху в истории народного просвещения во Франции, потому что до него общественной Э. школы во Франции фактически не существовало (см. цитированное сочинение Левассера, главу III). По закону Гизо, в начальных школах следовало учить лишь чтению, письму, элементарному счету и Закону Божию. Правда, закон Гизо упоминал об устройстве в главном городе каждого департамента и в каждой общине с 6000 жит. и более так наз. высших начальных школ и указывал предметы, которые могли войти в курс этих школ (геометрия, физика, естественная история, география и пение); но так как содержание высших начальных школ было отнесено целиком на местные средства, то местные власти не спешили с учреждением этих школ, и число их оставалось незначительным в течение всего царствования Луи-Филиппа. В течение XIX ст. происходило прогрессивное развитие общественного строя Франции и параллельно с этим шел рост Э. школы, причем особенно значительные успехи — как в отношении качества и объема преподавания, так и, в особенности, в отношении численного роста школ и учащихся — были достигнуты со времени установления третьей республики, т. е. за последнюю четверть XIX в. [Важнейшей эпохой в развитии современной системы Э. образования во Франции следует считать министерство Поля Вера (при первом министре Ферри), когда начальное образование было сделано обязательным, даровым и светским (см. ниже).]. — Освободительное движение конца XVIII в. напугало господствующие классы Англии, поэтому там в конце XVIII в. и начале XIX в. получили перевес реакционные веяния, уступившие место либеральному движению лишь в 20-х годах XIX в. Когда победа этого движения привела к избирательной реформе 1832 г., парламентом в первый раз были вотированы некоторые денежные средства — притом весьма незначительные (всего 200000 руб.) — в помощь двум обществам, "Британскому" и "Национальному", трудами которых были созданы почти все существовавшие в то время Э. школы в Англии (см. нашу книгу: "Лондонские школы и начальное образование в Англии", 1902). Указанное нами совпадение нельзя считать простой случайностью, так как подобные явления наблюдались и в других странах. Расширение политических и гражданских прав народа всегда ведет за собой облегчение доступа ко всем видам образования, особенно, образования элементарного, так как иначе народ не мог бы разумно пользоваться своими новыми правами. Следующий крупный шаг в области элементарного образования в Англии произошел в 1870 г., т. е. спустя с небольшим год после второй избирательной реформы (1868), удвоившей число избирателей в Англии. С 18 7 0 г., т. е. со времени издания акта (закона) Форстера, в Англии в первый раз были организованы настоящие общественные Э. школы, т. е. школы, содержимые исключительно на общественные средства и находящиеся в исключительном ведении общественных властей: раньше в Англии были только школы, находившиеся в заведовании названных выше двух частных обществ, которым правительство в конце 60-х годов выдавало разного рода субсидий в общей сумме до 6 миллионов рублей в год, пользуясь за это в некоторой мере контролирующей властью над деятельностью этих обществ. Акт Форстера установил обязательность элементарного образования, но предоставил практическое проведение этого принципа в жизнь свободному усмотрению местных властей. Только в 1880 г., во второе министерство Гладстона, начальное образование было объявлено безусловно обязательным для всех англичан между 5 и 13 годами, независимо от желания местных властей или выбирающего их населения. На постройку школ в 70-х и 80-х гг. были затрачены сотни миллионов; чрезвычайные усилия были сделаны для улучшения общей и профессиональной подготовки учителей, а также для расширения курса Э. школы. Английское правительство долго держалось системы выдачи отдельным школам добавочных субсидий, соразмерно расширению состава предметов преподавания и успешности этого преподавания.

V. Отмена крепостного права в России и организация Э. народной школы. Уничтожение крепостного права в связи с позднейшими реформами существенно изменило социальный строй России. Сейчас же стал на очередь вопрос о повсеместной организации Э. школы, без которой немыслимо было разумное пользование крестьянами дарованными им правами и исполнение возложенных на них новых обязанностей. Уже в 1864 г. был поставлен на очередь вопрос об обязательном обучении, составивший предмет занятий с одной стороны ученого комитета мин. нар. просв., с другой — специально для того назначенного комитета из представителей всех ведомств, содержавших начальные школы. Комитеты пришли к противоположным выводом; восторжествовало мнение ученого комитета, высказавшегося против обязательности обучения. В течение 60-х и 70-х гг. вновь организованные земские учреждения неоднократно возбуждали ходатайства сначала об обязательности обучения, затем о всеобщности его. Около 1875—1876 гг. мин. нар. просв, стало собирать сведения по этому вопросу от директоров и инспекторов народных училищ. Вследствие ошибочности оснований, принятых министерством для относящихся сюда расчетов, оно пришло (см. В. Вахтеров, "Всеобщее обучение", 1897, стр. 12) к заключению, что для осуществления всеобщего обучения "потребовалось бы такое напряжение экономических сил населения, какое было бы для него крайне отяготительным". Отсюда видно, что в то время мин. нар. просв., как впрочем и значительная часть правящих классов русского общества, были далеки от убеждения, что всякие затраты на народное образование возмещаются с лихвой неизбежно следующим за ними экономическим подъемом страны. В организации народной школы русское общество видело, главным образом, необходимое дополнение политических реформ, совершившихся в России. Такой взгляд привел, между прочим, к тому, что с охлаждением правящих сфер к политическим идеалам 60-х гг., ослабела на время и та энергия, с которой насаждалось Э. образование.

VI. Элементарное образование и военная сила государства. Значение широкого распространения Э. образования для военной силы государства всегда было более или менее ясно дальновидным государственным деятелям. Особенно сильно напомнили всем эту истину блестящие победы Пруссии над Австрией в 1866 г. и над Францией в 1870 г. Мысль, что Францию и Австрию победил прусский школьный учитель, повторялась на тысячу ладов и сделалась общим местом. И действительно, Э. школа находилась тогда в Пруссии и вообще в Германии в гораздо более удовлетворительном состоянии, чем в Австрии или Франции. Тревога, возбужденная военными успехами Пруссии, помогла ревнителям дела народного образования в Англии провести в парламенте великую школьную реформу 1870 г. (см. выше). Военные успехи Пруссии побудили русское правительство ввести в 1874 г. всеобщую воинскую повинность. Впрочем, и у нас были люди, доказывавшие, что следовало скорее спешить с всеобщим образованием, чем с всеобщей воинской повинностью. В этом отношении любопытна небольшая статья (ныне покойного) профессора киевского унив. г. Сидоренко, напечатанная в первом томе "Сборника государственных знаний" (1874). "Устав о воинской повинности, — пишет проф. Сидоренко — назначает для образованных молодых людей сокращенные сроки пребывания на действительной службе. Очевидно, это делается в том убеждении, что чем образованнее новобранцы, тем легче и скорее они могут усвоить и специальное военное образование... Другими словами, сокращенные сроки вызваны разумно понятыми интересами самого военного дела. Таким образом, военная служба может быть до известной степени заменена общим гражданским образованием; следовательно, образование есть также способ исполнения означенной обязанности. Отсюда прямой вывод: если служба в рядах войска обязательна,... то и другой способ, ведущий к той же цели — общее образование — может также признаваться обязательным. Но этого мало; обязательное образование может быть требуемо предпочтительно перед службой в войсках. Службой в войсках достигается только приготовление к военному делу, образованием же достигается и множество других, не менее важных для государства целей. Обязывать к тому, что имеет такую многостороннюю важность для государства и столь полезно для самого лица, несущего обязанность, очевидно, еще основательнее, нежели обязывать к тому, что важно только в некоторых отношениях". Взгляд, развиваемый проф. Сидоренко, не получил и до сих пор широкого признания в нашем обществе, хотя недостаточное распространение среди массы русского народа Э. образования и даже простой грамотности тяжело чувствуется военными властями: как в армии, так и во флоте приходится уделять много времени обучению новобранцев грамоте. Если бы новобранцы являлись на службу, пройдя курс хорошей элементарной школы, то и самый срок отбывания воинской повинности можно было бы значительно сократить, к великой пользе как лиц, исполняющих тяжелую повинность, так и самого государства.

VII. Элементарное образование и народное богатство. В последнюю четверть XIX века все более и более стали обращать внимание на экономическое влияние широкого распространения в народе Э. образования и даже простой грамотности. Еще в 1870 г. заведовавший народным образованием в Сев. Америк. Соединенных Штатах Барнард разослал крупным фабрикантам и предпринимателям ряд вопросных пунктов, между которыми был следующий: "Обнаруживает ли тот, кто умеет читать и писать и кто, кроме Э., никакого иного образования не получил, при прочих равных условиях, большее искусство в качестве фабричного рабочего, чем человек, не знающий грамоты?" Ответы американских фабрикантов подтвердили самым решительным образом бесспорные преимущества рабочих, получивших образование, хотя бы самого Э. характера. В Америке, таким образом, уже более тридцати лет тому назад был серьезно поднят вопрос об "экономической оценке" Э. образования, по поводу которого в России была издана недавно особая книга академиком И. И. Янжулом, профессором А. И. Чупровым и некоторыми другими лицами. Давно сознав экономическую цену начального образования, американцы усердно принялись за распространение народных школ, достигнув в сравнительно короткое время поразительных успехов. В настоящее время Соед. Штаты, имея население в два раза меньшее населения России, тратят на свои школы до полумиллиарда рублей, содержат полумиллионную армию учительниц и учителей и могут похвалиться тем, что у них почти четвертая часть всего населения посещает какие-либо учебные заведения, главным образом, общественные Э. школы, По словам американского писателя Гарриса, в Массачусетсе, наиболее передовом штате по постановке народного образования, каждый учащийся посещает школу около семи лет, тогда как для всего населения Соед. Штатов средняя продолжительность пребывания в школе составляет только четыре с третью таких года. Замечательно, что в таком же отношении производительность труда населения Массачусетса находится к средней производительности труда жителей Соединенных Штатов: каждый американец средним числом производит богатств в день только на 40 цент. (80 к.), каждый житель Массачузэтса — на 73 цента (1 р. 46 к.). Иными словами, 2 1/2 млн. жителей Массачусетса производит ежегодно на 250 млн. дол. (500 млн. руб.) больше по сравнению с тем, что они производили бы, если бы представляли собой средних американских рабочих. Эта сумма в двадцать пять раз превышает сумму расходов на общественные школы Массачусетса. Еще в 1872 г. Джордж Гор (Hoar), приобретший почетную известность в качестве ревнителя народного образования, доказал американскому конгрессу, что "Э. образование, даже простое уменье читать и писать, увеличивает на 2 5 % заработную плату и, следовательно, содействует увеличению богатств страны и лучшему распределению материального благосостояния". Таковы соображения, заставляющие американцев не щадить денег на народное образование вообще и на Э. школы, в особенности. Подобные соображения побудили и англичан сделать героические усилия для поднятия образования среди народных масс: в настоящее время Англия тратит на свои Э. школы из общегосударственных и местных источников до 150 млн. руб. в год. Всего несколько лет тому назад известный английский писатель Лекки, указывая на чрезвычайный рост расходов Англии на Э. школы, выразился так: "Англия действовала в том предположении, что при современной международной конкуренции невежественный народ не может удержать своего положения ни в отношении своей промышленной, ни в отношении своей политической роли" ("Democracy and Liberty", т. I, 263). В последнее время и в России было обращено внимание на экономическое значение Э. образования. Наибольшая заслуга в этом отношении принадлежит деятелям второго съезда по техническому образованию, происходившему в Москве в конце 1895 г. и начале 1896 г. Вопросу об экономическом значении Э. образования были посвящены здесь доклады А. Горбунова, Л. Гавришева. П. Шестакова и некоторых других. В основании доклада г. Гавришева лежало исследование полутора тысячи мастеровых и рабочих Николаевского порта. Считая показателем производительности труда заработную плату, г. Гавришев пришел к выводу, что средняя заработная плата (рабочих гор. Николаева) непрерывно возрастает, начиная с неграмотных до группы мастеровых, проведших в школьном обучении 6 лет. В докладе П. М. Шестакова было резюмировано исследование грамотности среди рабочих на фабрике Э. Цинделя в Москве, причем в категорию грамотных были занесены все хотя бы только умевшие читать. Общий вывод г. Шестакова тот, что грамотность повышает производительность труда, заметно проявляя себя даже тогда, когда на стороне грамотных меньшая опытность (большинство грамотных принадлежит к сравнительно молодому возрасту). На основании этих и других подобных данных съезд постановил ходатайствовать о всеобщем начальном обучении. В 1896 г. при всероссийской выставке в Нижнем-Новгороде состоялся первый русский торгово-промышленный съезд, признавший, что введение всеобщего обязательного и дарового образования было бы лучшей и выгоднейшей формой покровительства отечественной промышленности. Подобные вопросы обсуждались и на третьем съезде русских деятелей по техническому образованию (дек. 1903 г. — янв. 1904 г.), в составе которого была организована комиссия для выяснения вопроса о подготовленности населения для усвоения технических знаний. Особенное значение имел здесь доклад П. М. Шестакова: "Образовательные учреждения и грамотность рабочих на мануфактуре товарищества Эмиль Циндель в Москве". Результаты своего исследования г. Шестаков формулировал так: "при одном и том же возрасте из 10 случаев в 9-ти грамотный рабочий получает более неграмотного"; разность в пользу первого колеблется в пределах от 3,1 коп. до 64,9 коп., что по отношению к заработку неграмотного составляет от 9% до 86%. В среднем, заработок грамотного превышает заработок неграмотного на 24%". Различие в высоте заработной платы наблюдается не только в таких крайних группах, как грамотные и неграмотные рабочие, но и в одной и той же группе грамотных: дневной заработок рабочого непрерывно возрастает соответственно повышению степени грамотности.

Средний подённый заработок рабочего
  Возраст Поденный заработок (копеек)
Неграмотных Полуграмотных Грамотных Окончивших курс школы
I. От 15 до 18 лет 31,0 31,3 31,9 32,6
II. 18—20 34,1 35,51 38,4 43,0
III. 20—22 44,9 45,4 46,8 54,3
IV. 22—25 49,5 52,3 53,4 69,6
V. 25—28 51,0 54,0 65,9 94,1
VI. 28—31 56,1 57,1 78,4 122,7
VII. 31—36 64,3 96,5 126,7 151,2
VIII. 36—41 77,1 89,2 144,7 187,6
IX. 41—48 82,3 88,1 154,4 257,9
X. 48 и старше 101,6 116,6 166,6
  Итого 57,7 58,2 76,9 79,5

В возрасте 15—18 лет рабочие всех степеней грамотности получают приблизительно одну и ту же заработную плату — в среднем от 31 до 32,6 коп. в день. С повышением возраста рабочих эта плата начинает расти, причем рост её далеко не один и тот же у рабочих различных степеней грамотности. Так, к 41—48 гг. у неграмотного она возрасла на 166 %, у полуграмотного — на 181%, у грамотного — на 384 %, у окончившего полный курс (Э.) школы — на 691 %. Эти данные с полной очевидностью показывают, что чем выше по своему качеству грамотность рабочого, тем быстрее растет (с летами) его заработная плата, тем быстрее, значит, приобретается им опытность в работе.

VIII. Э. образование и народное здоровье. В среде русского народа много привычек, поверий и предрассудков, гибельно отражающихся на здоровье взрослых и в особенности детей. В первом выпуске трудов комиссии по распространению гигиенических сведений в населении (1898 г.), организованной при обществе охранения народного здравия, мы читаем: "в России заразные болезни распространены более, чем в каком-либо из европейских государств, что объясняется бедностью нашего народа и низким уровнем (русской) культуры вообще, в частности же отсутствием самых Э. сведений о сущности заразных болезней и мерах борьбы с ними". Происходивший в 1896 г. съезд русских сифилидологов пришел к заключению что "народное невежество и низкая степень культуры мешают успешной борьбе с сифилисом в сельских местностях России". В случае появления таких бедствий, как холера, народное невежество крайне затрудняет борьбу с ними и приводит иногда к таким явлениям, как холерные беспорядки.

IX. Расширение курса Э. школы в связи с изменением взглядов на задачи Э. образования. Заботы о поднятии производительности народного труда выразились в Западное Европе в организации так называемых дополнительных народных школ для подростков и вечерних школ и курсов для более взрослой части населения. В программы этих школ вошел самый широкий круг предметов и практических занятий. Заботы о народном здоровье вызвали в Западной Европе и Америке введение в курс народных школ основных сведений по гигиене в связи с элементарными понятиями об анатомии и физиологии человека. Существование краткого курса естествоведения в начальных и дополнительных школах наиболее передовых государств Европы и Америки позволило этим государствам, когда стал на очередь вопрос о борьбе с пьянством, при помощи школы организовать более или менее рациональное ведение систематических бесед о вредных последствиях для организма, происходящих от злоупотребления алкоголем. Наибольшее внимание уделяется этому вопросу в элементарных школах некоторых штатов Северо-Американской республики, т. е. именно в той стране, где менее всего распространено пьянство и где оно реже всего принимает отвратительные формы. Контраст с Сев. Америкой в этом отношении представляет Россия; между тем, именно в России вследствие крайней ограниченности курса начальной школы невозможно воспользоваться школой для распространения сведений по гигиене или о вреде спиртных напитков. Горькой насмешкой не только над условиями крестьянской жизни, но и над обстановкой самой школы, было бы, притом, у нас сообщение сведений по гигиене. В самом деле, "наши (начальные) школы, — говорит, напр., И. П. Белоконский ("Начальное образование в Курской губернии", стр. 190), — изобилуют всеми недостатками, какие только возможны в жилых помещениях. Они тесны, низки, темны. Слишком мало у нас начальных школ, которые удовлетворяли бы самым скромным требованиям гигиены".

X. Происхождение идеи обязательности и бесплатности Э. образования. Основанием для требования обязательности обучения служит убеждение в крайней важности для всего общества, чтобы в его среде вовсе не было лиц, лишенных неисчислямых благ образования и воспитания, которые может и должна давать детям хорошая школа. В современных культурных странах получил преобладание тот взгляд, что дети, не посещавшие школы, могут впоследствии сделаться бременем для всего общества вследствие неуменья заниматься чем-нибудь иным кроме простейших видов физического труда, все более и более заменяемого в наше время машиной. Такие дети могут даже стать угрозой для всего общества вследствие развращающего влияния праздношатания по улицам в годы ранней молодости, вследствие склонности невежественных людей верить всяким нелепым слухам и возможности с их стороны самых диких форм выражения страха или недовольства: вспомним холерные беспорядки или еврейские погромы. Вредным членом общества невежественный человек может оказаться и в тех случаях, когда, не зная, как уберечься от заразных болезней, он своим образом действий парализует полезную деятельность тех, кто является для борьбы с бедствием во всеоружии средств, доставляемых современной наукой. В силу тех же причин вскоре после того, как Э. образование было объявлено обязательным, оно стало даровым. Раз прохождение курса Э. школы требуется не только в интересах самого обучающегося, но и в интересах всего общества, посещение начальной школы естественно должно быть даровым: иначе Э. образование станет особенно тяжелой повинностью именно для тех классов общества, которые по своей бедности и невежеству наименее способны нести такую повинность и понимать всю важность школьного образования.

XI. Современная французская Э. школа. Во Франции обучение во всех Э. школах — материнских, начальных и высших или дополнительных (см. Начальное обучение, (см.) — даровое; даром, вообще говоря, выдаются учащимся книги и учебные принадлежности. Дети обязаны посещать школы с 6 до 13 лет, почему и общины обязаны содержать только начальные школы, в более узком смысле; содержание же материнских и дополнительных школ предоставляется инициативе местных властей, которым центральное правительство оказывает, как и во всех других подобных расходах, существенную материальную поддержку. Обучение в материнских школах и в так назыв. классах для детей младшего возраста (classes enfantines) при Э. школах состоят из: 1) игр и последовательного ряда движений (mouvements gradué s), с пением, 2) ручных работ, 3) первых основ нравственного воспитания, 4) изустных упражнений в передаче рассказов, сказок и т. п., 5) бесед о предметах повседневной жизни, 6) элементарных упражнений в рисовании, чтении, письме и счете. Предметы преподавания в начальных элементарных школах: изучение прав и обязанностей гражданина и начала нравственности (enseignement moral et civique), чтение и письмо, французский язык, арифметика и метрическая система мер, история и география, особенно история и география Франции, предметные уроки и первые сведения по естественным наукам; рисование, пение, ручной труд (для девочек шитье). Для характеристики объема сведений, который считается желательным для учеников французской Э. школы, достаточно ска

В Энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона рядом со словом "Элементарное образование"

Элементаpнaя теория | Буква "Э" | В начало | Буквосочетание "ЭЛ" | Элементарные организмы


Статья про слово "Элементарное образование" в Энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона была прочитана 1025 раз


Брокгауз и Ефрон, избраное