Энциклопедический словарь Ф. Брокгауз, И.А. Ефрон. Ф. Брокгауз, И.А. Ефрон. Энциклопедический словарь
Навигация:

DJVU Библиотека
Photogallery

Брокгауз и Ефрон

knolik.com

Статистика:


Части предложения и части речи

Значение слова "Части предложения и части речи" в Энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона



Части предложения и части речи
Части предложения и части речи


(грамм.) — в современной научной грамматике не различаются с такою последовательностью, какую безуспешно старается провести школьная грамматика, насчитывающая пять Ч. предложения — подлежащее, сказуемое, определение, дополнение и обстоятельство — и девять Ч. речи — имя существительное, имя прилагательное, имя числительное, местоимение, глагол, наречие, предлог, союз и междометие. Невозможность ясного различения этих двух видов грамматических категорий явствует уже из того, что речь всегда состоит из предложений, и без предложений нет речи. Поэтому каждая Ч. речи непременно должна быть и Ч. предложения, и наоборот. Ввиду этого данная Ч. речи может быть иногда только одною, вполне определенною Ч. предложения (напр., наречие всегда бывает обстоятельством). С другой стороны, некоторые из выше упомянутых категорий должны характеризоваться одними и теми же признаками и как часть предложения, и как Ч. речи. Напр., союз считается Ч. речи, но мы с большим даже правом можем причислять его к Ч. предложения, так как только в предложении проявляется функция союза. То же можно сказать и о предлоге. Признавая неудовлетворительность различения Ч. речи и Ч. предложения, научный синтаксис пытается разъяснить эти термины, исходя из предложения, как единицы речи. Из новейших попыток разрешения этого вопроса выдаются две: одна принадлежит немецкому ученому Дельбрюку (1893), другая — покойному харьковскому профессору Потебне (1874). Дельбрюк различает пять частей предложения (или речи: он не делает различия между этими терминами) по их употреблению: 1) слова, образующие субстрат речи (причем субстрат понимается в таком широком смысле, что он обнимает подлежащее, дополнение и все выражаемые падежами отношения) — существительные имена, 2) сказуемые (Aussage W ö rter), 3) атрибутивные слова, 4) слова соединяющие и 5) слова подчеркивающие (hervorhebende W ö rter); см. "Vergleich. Syntax der idg. Sprachen", I, 78 сл. В основу этого деления положено употребление слов в предложении; поэтому под "сказуемыми" Дельбрюк разумеет не только глаголы, но и имена со связкою в смысле сказуемого. Под атрибутивными словами он разумеет не только прилагательные, но и существительные в родительном падеже; при глаголе атрибутивными словами являются предлоги (или, точнее, praeverbia) и наречия; наречие может быть и атрибутом прилагательного. Сам Дельбрюк не отрицает, что его классификация также не вполне удовлетворительна; он признает за нею преимущество перед другими лишь в практических целях изображения строя предложения. Главный недостаток этой классификации заключается в том, что на грамматическую форму слов здесь не обращается вовсе внимания. Между тем, грамматическая форма представляет из себя один из существеннейших признаков грамматических категорий, которые мы обобщаем под именем Ч. предложения или Ч. речи. Поэтому более правильною нужно считать систему Потебни, которую он проводил с большою последовательностью в своих синтаксических работах задолго до появления системы Дельбрюка. Свои взгляды Потебня изложил в обширном введении к своему сочинению: "Из записок по русской грамматике" (Воронеж, 1874). Система Потебни формальной стороне грамматических категорий отводит подобающее место: глагол = сказуемое здесь противополагается имени, под которым разумеются как существительные, так и прилагательные, и которое в предложении играет роль подлежащего, определения, сложного сказуемого и дополнения. Обстоятельство отождествляется с наречием. Потебня не дает определенной схемы Ч. предложения, как это делает Дельбрюк, и не дает сознательно, так как считает, что каждый язык и каждая эпоха имеет свою систему. В проведении этой исторической точки зрения Потебня стоит значительно выше Дельбрюка. Различие Ч. предложения и Ч. речи, по мнению Потебни, имеет только относительное значение. В одном ряде случаев часть речи представляет более широкую по объему грамматическую категорию (напр., имя существительное, обнимающее как подлежащее, так и дополнение), в другом — почти совпадает с Ч. предложения (напр., наречие и обстоятельство), наконец, в некот. случаях в особую Ч. речи выделяются грамматические категории с совершенно новой точки зрения, не имеющей никакого отношения к функции слова в предложении; напр., имя числительное и местоимение, которые могут быть и существительными, и прилагательными, выделяются в особую категорию с точки зрения их реального значения (число — в числительных, указательное значение — в местоимениях). Эта непоследовательность в классификации ведет к большой путанице понятий, царящей в школьной грамматике. Научная грамматика, однако, из практических соображений удерживает по возможности старые термины, стараясь устранить путаницу точным определением значения термина. Значение отдельных Ч. предложения и Ч. речи — см. под соответствующими словами.

Д. Кудрявский.

В Энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона рядом со словом "Части предложения и части речи"

Часослов | Буква "Ч" | В начало | Буквосочетание "ЧА" | Частик, пошлинная единица


Статья про слово "Части предложения и части речи" в Энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона была прочитана 5181 раз


Брокгауз и Ефрон, избраное