Сябры

Определение "Сябры" в словаре Брокгауза и Ефрона


Сябры — слово "сябр" происходит от литовского "сябрь" — товарищ, соучастник. Впервые оно упоминается в Псковской судной грамоте, затем в Литовском статуте 1529 г. Вопрос о С. тесно связан с вопросом о формах землевладения в Украйне и о способах приобретения поземельной собственности. В XV и XVI вв. Малороссия представляла собою дикую, незаселенную страну, служившую местом привала для кочевников и крымских татар во время их набегов на Россию. В то же время начинают переселяться в Малороссию из-за Днепра так наз. "черкасы" — казаки, гонимые и теснимые поляками. Московское правительство охотно разрешало казакам селиться в Украйне, не будучи, впрочем, уверено в своих правах на эту страну. Земля приобреталась переселенцами путем "заимки", захвата, как бесхозяйная вещь, но с разрешения правительства, что отличает ее от римской "occupatio". Заимка совершалась не одним лицом, а целой общиной, родом, семьей, наподобие сербских задруг или больших семей Московской Руси. Члены таких общин известны в источниках под именем С.; каждый из них имеет свою часть в имуществе, которым они владеют сообща. По мнению проф. Лучицкого, С. связаны между собою узами общего происхождения, кровного родства. Этим они отличаются от другого вида заимщиков — товарищества войсковых обывателей, которых связывала лишь общность экономических интересов. Литовский статут содержит указания на взаимные права членов одной и той же семейной общины или одного и того же товарищества, захвативших в свои руки девственный лес и установивших нераздельное владение им. Каждый член общины, по статуту, имеет право расчищать такое пространство земли, какое пожелает, пока его топор не встретит другого топора. Местом встречи топоров и определяются границы участков. Доля каждого члена общины С., если доли всех ее членов не одинаковы, должна соответствовать потребностям владельца. Некоторое сходство с системой сябринного землевладения в древней Украйне имеют порядки землепользования у современных донских казаков. В границах принадлежавшей общине степи заимка не могла быть сделана иначе, как с общего согласия всех С. Если не было единогласного разрешения общины, то заимка считалась незаконной и заимщик мог лишиться всех плодов своего труда. Общинный характер заимок постепенно падал; украинские казаки приступали к разделам земли между всеми имеющими на нее право. Количество земли естественно уменьшалось — как от прироста населения, так и от прилива новых переселенцев с правого берега Днепра. К тому же, с течением времени масса малороссийского народа начинает мало-помалу раздробляться и выделять из своей среды различные общественные группы. Жители городов образуют особенное сословие мещан, имеющее свое самоуправление и свои промыслы; войско — "товариство" — в свою очередь распадается на две группы, старшину и простых казаков; первая всячески стремится к приобретению крупной поземельной собственности; вторая все более и более отдаляется от старшины, но не смешивается с посполитыми, так как звание казака гарантирует известные права. Сословная рознь на почве экономических отношений имела большое влияние на историческое развитие сябринного землевладения. Правительство XVII и XVIII вв. относилось благоприятно к так наз. "черкасам". Ряд указов царя Алексея Михайловича подтвердил свободу черкас от всякого рода оброков и пошлин. Петр I наделил их жалованными грамотами, которыми отменил установленные его предшественником сборы. После непродолжительной реакции при Анне Иоанновне, когда кн. Шаховской задался целью сформировать регулярное войско из казаков, им были вновь подтверждены все их привилегии и вольности. При Екатерине II указом 1765 г. казакам нанесен окончательный удар. Были введены налоги, еще увеличившиеся после поземельного кадастра 1848 г. В 1869—72 гг. им выданы владенные записи, в которых войсковые обыватели значатся государственными крестьянами, владеющими землей "на четвертном праве". Начался ряд процессов с казной, в которых старозаимочники, доказывая свое право собственности на земли, искали с казны уплаченной ими суммы оброков. Некоторые суды, ссылаясь на мнение Государственного Совета от 21 февраля 1865 г., признавали право собственности крестьян и удовлетворяли их исковые требования; другие отказывали им. Руководящую силу получило разъяснение сената, который требует от крестьян двоякого рода доказательств: 1) что их земля старозаимочная и 2) что она не дана лишь в пользование от казны. Между тем, во многих исках крестьян выяснилось, что правительство отдало им земли не на вотчинном праве, устанавливающем собственность, а на поместном, что предоставляет только пользование. До чего умножились иски, видно из того, что в течение 1881—82 гг. в одной только Харьковской губ. их предъявлено было 123, о 800 тысячах спорных десятин земли. Ввиду беспрерывного возрастания старозаимочных процессов, правительство объявило юридическую природу сябринного землевладения недостаточно выясненною и предписало приостановить разбирательство крестьянских дел впредь до разрешения вопроса путем исторических исследований в министерстве юстиции (полож. комит. мин. 25 сентября 1883 г.). Законом 17 мая 1899 г. признано, что старозаимочные земли, которые госуд. крестьянами, бывшими войсковыми обывателями, приобретены в собственность из частного владения или даны им верховною властью в прежнее время в вотчину, принадлежат им на праве собственности, те же земли, которые состояли в их владении до 1866 г., считаются данными им лишь в пользование от казны. Тем же законом установлены правила для возобновления приостановленных судебных дел и об обращении в мирские капиталы уплаченных за старозаимочные земли и подлежащих возврату оброчной подати и выкупных платежей. До половины XIX века старозаимочники владели землями как их предки, но с 40-х годов начались переделы, так как в среде крестьян оказалось в то время много безземельных хозяев ("голота") и пришлых людей, получивших право голоса в "громаде". Обыкновенно старозаимочные земли переходят по наследству, согласно обычаям, и могут быть предметом купли-продажи. Купля-продажа практикуется со времен глубокой древности. Каждый общественник пользуется неограниченным правом отчуждать свой заимочный участок не только члену своей общины или других общин старозаимочников, но и лицам других сословий, не испрашивая на то согласия общества. Распределение земли между старозаимочниками не так неравномерно, как, напр., у четвертников-великороссов; но зато нигде не встречается такого значительного контингента мелких землевладельцев, владеющих от 0,3 до 0,5 десят. земли, занятой усадьбою и огородом. Большие участки редки. В Курской губ. вся земля разделена на "роды", "оседлости" или "поместья". Вся родовая земля значится по документам в подворно-наследственном владении; кроме этой родовой земли, есть сябровская, образовавшаяся в некоторых общинах после специального межевания из незамеренных участков или же из "артельщины", т. е. из общественных запашек на хлебные запасные магазины; когда распахивался луг или образовывалась выморочная дача, они также отводились под сябровщину, т. е. землю, которою пользуются все общинники на "равных правах". И в Курской губ. бывали попытки перехода к общинному землевладению. Инициатором движения было правительство в лице палаты государственных имуществ, а проводниками — все недовольные элементы. Впоследствии старозаимочники вновь обратились к подворному землевладению, но частные переделы или обмен пахотных участков имеют место и в настоящее время во многих селениях. Обыкновенно переверстывается полевая земля. Купля-продажа практикуется здесь с недавнего времени, именно с 1860-х годов. Различие между двумя способами пользования землей — старозаимочным и четвертным — кроется в истории заимки и в условиях распределения земли. Захваченная старозаимочником земля делалась его собственностью, и старозаимочники не прибегали к уравнению земли по качеству ее или по расстоянию от селений; однодворцы же ("четвертные") получали землю по грамотам в определенном количестве четвертей на каждого заимщика и уравнивали пахотную землю через известные промежутки времени по качеству почвы или по расстоянию участков от селения. У старозаимочников после передела душевая земля стала фактически личной собственностью, также и покос, лес, наконец, и общественные запашки и выгон; у однодворцев покос и лес по большей части находятся в общем пользовании. — Ср. Лучицкий, "Крестьянское землевлад." ("Юрид. вестн.", 1889, № 12); его же, "Займанщина и формы заимочного владения в Малороссии" ("Юрид. вестн.", 1890, № 3); Ковалевский, "Труд как источник права собственности на землю в Малороссии и Украйне" ("Юрид. вестн.", 189 2, № 5); Зверев, "Курские заимочники и однодворцы" ("Юрид. вестн.", 1888, № 6); Η. Чижевский, "Старозаимочные земли" (Харьк., 1883); Д. Багалей, "Займанщина в левобережной Украйне XVII и XVIII стол." ("Киевск. Стар.", 1883, № 12 и отдельно).
В Ахтырском у. Харьковской губ. С. называются крестьяне, покупающие в складчину для продажи мед, хлеб и проч. и делящие барыш по произведенным затратам.

М. М—ль.



"БРОКГАУЗ И ЕФРОН" >> "С" >> "СЯ"

Статья про "Сябры" в словаре Брокгауза и Ефрона была прочитана 2754 раз
Коптим скумбрию в коробке
Ананасы на гриле

TOP 15