Подольская земля

Определение "Подольская земля" в словаре Брокгауза и Ефрона


Подольская земля — Под именем П. земли, или Подолья (название это является только в половине XIV в.), разумелась обширная территория по Днестру и Южному Бугу. Начальная летопись говорит о двух славянских племенах, имеющих отношение к этой территории — уличах и тиверцах, живших по Днестру до Дуная и даже до моря; страна их звалась греками "Великая Скуфь". С 914 г. летописные известия об этих двух племенах прекращаются. По-видимому, связь их с Киевом была очень слаба. Кочевники, населявшие южно-русские степи, в своем движении на запад оттеснили славянские племена к западу и сев.-западу и, быть может, отчасти смешались с ними. С XII в. упоминаются в летописях города, лежавшие по верховьям Южного Буга и Днестра. Здесь получают уделы некоторые князья, но обосноваться прочно не могут. Галицкие князья стараются распространить свою власть на Поднестровье, но оно обнаруживает сепаратистические наклонности. Здесь укрепляются претенденты на галицкий стол, Иван Берладник и сын его Ростислав, и делают отсюда попытки овладеть Галичем. После смерти Романа Мстиславовича Галицкого в Поднестровье засел изгнанный из Галича Мстислав Удалой, который пытался поставить эту землю в связь с Поросьем и образовать здесь особое княжество. В это время для обозначения Поднестровья является термин Понизье. При Данииле Галицком в Понизье укрепляются бояре, с которыми Даниил ведет борьбу, не особенно успешно. Слабая связь с Галичем еще более ослабела со времени татарского нашествия. В 1240 г. Батый, вероятно, миновал Подолье, но по возвращении татар из Венгрии население Волыни и Подолья входит в какие-то отношения к ним. В начале второй полов. XIII в. почти весь бассейн Южного Буга признавал господство татар и выплачивал им дань, порвав всякие обязательные отношения к Даниилу; в Среднем Побужье встречаются даже татарские поселения. Даниил делал энергические попытки удержать за собою Поднестровье, но, по-видимому, не встречал поддержки в населении, которое охотно входило в соглашение с татарами. Занятие Подолья татарами совершалось мирным путем; об избиении населения, о массовом уводе пленных здесь известий нет. Татары, как кажется, ограничивались сбором дани натурой. Установление правильной податной системы вызвало перепись населения и разделение Подолья на податные округа ("тьмы"), во главе которых стояли атаманы, бывшие представителями населения перед завоевателями. Сравнительно благоприятные условия, в которые было поставлено население Подолья по отношению к татарам, вызвало, по-видимому, прилив населения в северную его часть. В южной, степной полосе водворились татары. В конце XIII и начале XIV в. среди татар происходит движение, направленное к обособлению татарских улусов от Золотой Орды; эти стремления особенно сказывались на окраинных землях и вели к ослаблению здесь татарского могущества. Между тем на сев.-западе создавался новый государственный центр — великое княжество литовское. В половине XIV ст. литовский вел. князь Ольгерд нанес татарам сильное поражение на Синих водах, еще более уменьшившее силу татар в Подолье. Вскоре здесь появляются литовские князья Кориатовичи (племянники Ольгерда), которые овладевают Подольем. Пределы занятых Кориатовичами земель точно не известны. Во всяком случае, степная южная полоса Подолья осталась в руках татар, которые долго еще продолжали считать себя владетелями Подолья и, по-видимому, брали с жителей дань. Хотя раздоры в главной орде повели к ослаблению западных татарских кочевьев и Кориатовичам приходилось бороться только с незначительными местными владельцами, но и для такой борьбы была необходима постоянная деятельная помощь населения, а для этого нужно было держаться сочувственной ему политики. Кориатовичи становятся поэтому в союзные отношения с атаманами подольских общин, являясь защитниками страны от татар, ее колонизаторами и организаторами. Положение Подолья между Польшей, Литвой и Венгрией заставляло Кориатовичей входить в сношения с этими государствами. После 1386 г. Федор Кориатович приносит присягу Ягайлу, хотя и не думает отказываться от своей удельной самостоятельности. Польские писатели того времени приписывают освобождение края от татар исключительно полякам, но известий о появлении поляков в Подолии в эпоху Казимира Великого и о проникновении польского элемента в население в тогдашних актах не встречается. В 1393 г. произошло столкновение между Федором Кориатовичем и Витовтом, который по соглашению с Ягайлом получил звание вел. князя литовского. Витовт завоевал Подолье, назначил в города своих старост и ввел всюду свое управление. Но уже и в 1395 г. многие замки были в руках Ягайла, а за Витовтом осталось лишь Среднее Побужье. Боясь усиления Витовта, Ягайло отдал земли на Покутье, Подолье и Новгород-Северск брату своему Свидригайлу, сопернику Витовта, пользовавшемуся большими симпатиями русского населения и вступившему в сношения с крестоносцами. Через два года Свидригайло ушел к своим союзникам крестоносцам, а Ягайло потребовал, чтобы подоляне признали его верховную власть; но это требование встретило сопротивление даже со стороны поляков, сидевших в Каменце. Ягайло взял Каменец, но должен был дать обязательство не отдавать подольских замков и П. земли литовскому князю, а управлять ими при помощи польских шляхтичей. Между тем Витовт заявил претензию на Зап. Подолье, и Ягайло опять должен был уступить (1410). Через несколько лет, когда Свидригайло начал вновь делать попытки захватить литовское великое княжение и Подолье стало волноваться, Ягайло приказал жителям Подолья принести присягу на верность Витовту, но в воззвании его делался намек, что присяга действительна только до смерти Витовта, а затем Подолье будет присоединено к короне. Этим Ягайло успокаивал польскую шляхту, которая была очень недовольна уступкой литовскому князю богатой страны. Во вновь приобретенных землях Витовт завел военное управление. Подолье в ту пору еще не совсем освободилось от татар и время от времени уплачивало им поминки. В первую половину Витовтова княжения татары часто опустошали Подолье; только с 20-х годов XV века набеги их становятся реже и менее опустошительны. Витовт очень заботился об укреплении и заселении своих владений. Он колонизовал землю между Днестром и Днепром, селил на пустынных окраинах татар, которые должны были оберегать его земли от своих соплеменников, распространил свои владения до Черного моря и построил ряд укреплений до устья Днестра. Центральным городом при Витовте является Каменец, сильно укрепленный и торговый пункт, где сидел "староста земли П.". Во второстепенных замках сидели подручные ему начальники-державцы, имевшие главн. обр. военный характер, но стоявшие в близких отношениях к жителям страны. Замки эти были деревянные и очень тесные; отстройка и ремонт их лежали на обязанности землян и отчасти горожан. Селяне и горожане обязаны были выступать против татар поголовно, содержать сторожей и пикеты у замков, давать подводы и квартиры княжеским слугам и послам. В замках и укрепленных пещерах население находило убежище во время татарских набегов. Ряд сборов с населения назначался на содержание княжеских державцев и их подчиненных. Со всех жителей взималась в казну общая военная подать (серебро, подданщина, ордынщина). Земяне, бояре и атаманы несли подати, вероятно, в меньшем размере, чем другие сословия. В княжеский доход взималось. мыто с предметов торговли, для чего Витовт устроил мытницы — нечто вроде внутренних таможен. Старинных и сильных княжеских родов в П. земле не было. Литовское владычество внесло сюда "двор", т. е. группу военных людей, ставших во главе населения. По литовским понятиям, земля принадлежала князю. Еще Кориатовичи раздавали населенные земли служилым людям и своим слугам, с обязательством нести военную службу; но таких раздач было немного. Из этих военных людей и сложилось сословие земян. Бояре — потомки старинных русских дружинников — пользовались землями на старинном вечном и наследственном праве; с течением времени они частью слились с земянами, частью не удержались в прежнем положении и составили промежуточную группу между земянами и крестьянами. Проникшая в западное Подолье при польском владычестве польская шляхта стремилась внести сюда польские порядки, но Витовт остановил наплыв ее, раздавая земли литовским и русским выходцам. Пустые земли жаловались с условием расчистить и заселить их и затем уже укреплялись за владельцем на ленном праве, т. е. до тех пор, пока он нес военную и замковую повинность. Князь мог нарушить условие, вознаградив владельца определенной суммой; в свою очередь земянин мог уйти, оставив свой участок. Люди, сидевшие на пожалованной земле, стояли в обязательных отношениях к земянину и несли в его пользу денежные и натуральные повинности; через земянина же шли с крестьян и замковые повинности, и татарское серебро. Но все-таки при Витовте положение крестьян было лучше, чем впоследствии, и лучше на Ю.В., чем на С.З. Крестьянское население делилось на отчичей, не имевших права уходить с участка, и данников, пользовавшихся правом отхода. На С.З., где было больше старинных бояр и служилых земян, было больше и отчичей; в Юго-Восточном Подолье (Брацлавщине) преобладали данники и вольные промышленники. Значительная часть населенных земель тянула к замкам и ведалась княжескими старостами и державцами. Здесь общины как коллективные единицы стояли в таком же положении по отношению к княжеской власти, как и земяне: участвовали в ремонте замков, выставляли войско, несли сторожу, платили денежную подать, давали подводы и гонцов. Юрисдикция принадлежала здесь воеводам и старостам, а местные дела решались копными судами. Органами сношений между представителями княжеской власти и селянами были, вероятно, атаманы. Города, кроме Каменца, имевшего магдебургское право, ни по положению, ни по повинностям почти не отличались от сел. Православная церковь пользовалась в то время полной свободой. Католическая паства была немногочисленна; но уже с начала XV в. упоминаются здесь католические епископы. Рано появляются и католические монахи — францисканцы и доминиканцы. По смерти Витовта литовская рада избрала в великие князья Свидригайла. Ягайло, находившийся тогда в Вильне, в руках Свидригайла, должен был согласиться на это избрание. Между тем поляки из свиты короля собрали в Червонной Руси, пограничной с Подольем, польскую шляхту и с панами Бучацкими во главе двинулись к Каменцу. Каменецкий католический епископ Павел подготовил для них почву, и каменецкий замок был внезапно захвачен; затем взяты были Скала, Смотрич и Червоноград. Ягайло, бывший во власти Свидригайла, согласился на возвращение замков Литве, но Мих. Бучацкий, получив тайные инструкции, не исполнил приказания короля. Тогда Свидригайло явился в Подолье и удержал за собою сев.-вост. полосу его. Между православным населением, поддерживавшим Свидригайла, и польскими выходцами началась междоусобная борьба. Заключенное между Свидригайлом и поляками годичное перемирие не прекратило ее. Поляки выдвинули против Свидригайла претендента на вел. княжение в лице Сигизмунда Кейстутовича, который пользовался симпатиями населения коренной Литвы. Сигизмунд охотно уступил Польше Подолье, которым и не владел (1432), но часть Подолья оставалось фактически в руках Свидригайла, представителем которого был здесь староста князь Федько Корибутович Несвицкий, долго отбивавшийся от поляков. Свидригайло не умел удержать его на своей стороне, Федько передался полякам. Литва удержала за собой только юго-вост. Подолье. До самой Люблинской унии шли пререкания между литовцами и поляками за обладание всем Подольем. С Люблинской унии (1569) Подолье входит в состав польских коронных земель. См. Я. В. Молчановский, "Очерк известий о Подольской земле до 1434 г." (Киев, 1885); "Подолия" (истор. описание, изд. П. Н. Батюшкова; текст принадлежит проф. Н. И. Петрову, СПб., 1891). Много материалов собрано в изданиях Комитета для историко-статистического описания Подольской епархии. На польском языке истории Подолии посвящено значительное количество работ, из которых особенно выдаются труды Ролле.

Е. К.





"БРОКГАУЗ И ЕФРОН" >> "П" >> "ПО" >> "ПОД" >> "ПОДО"

Статья про "Подольская земля" в словаре Брокгауза и Ефрона была прочитана 1039 раз
Бургер двойного помола
Куриный суп

TOP 15