Энциклопедический словарь Ф. Брокгауз, И.А. Ефрон. Ф. Брокгауз, И.А. Ефрон. Энциклопедический словарь
Навигация:

DJVU Библиотека
Photogallery

Брокгауз и Ефрон

knolik.com

Статистика:


Древнегреческий язык

Значение слова "Древнегреческий язык" в Энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона



Древнегреческий языкили язык древних эллинов — во времена расцвета Эллады не ограничивался пределами собственно Греции и относящихся к ней островов, но был распространен и в значительной части Малой Азии, в южной Италии (которая поэтому называлась "великою Грециею"), в Сицилии и на всем обширном протяжении греческих колоний. Д. язык принадлежит к южноевропейской отрасли индоевропейских языков, разветвившейся на языки греческий и италийский. В гомеровском эпосе, первом значительном древнегреческом литературном произведении, Д. язык является уже в совершенном виде. Изумителен материал Д. языка по богатству форм, красоте, прозрачной чистоте новообразований; с духом же, оживляющим эти формы — с синтаксисом Д. языка, — еще ни один другой язык не сравнялся. В Д. яз. было несколько диалектов — в историческое время три: эолический, дорический и ионический. Эолический диалект, господствовавший главным образом в Беотии, Фессалии, Македонии и эолических колониях Малой Азии, сохранил наибольшее количество древних форм, но представляет наибольшее количество вариаций говора. Особенности азиатского эолического говора: отсутствие густого придыхания, баритонизм, т. е. стремление не иметь ударений на последнем слоге, и отсутствие двойственного числа. На этом диалекте сочиняли свои стихотворения Сафо и Алкей. Дорийский диалект суров, в полных, широких звуках его чувствуется грудь, окрепшая от горного воздуха. Краткость формы и выражения характеризует доризм, охотно сохранявший старообразные формы слов и отличавшийся от других диалектов частым употреблением α, вместо η и ω, a также отвращением к двугласным. Он был народным говором в Дориде, а после переселения дорян — и в большей части Пелопоннеса, на Крите, в Сицилии, в Нижней Италии и в дорических колониях на юго-западном и южном берегу Малой Азии. Различают жесткий дорический говор Спарты, Крита и Великой Греции от более мягкого в других частях области этого диалекта. Литературные остатки дорического диалекта — отрывки Алкмена, Эпихарма, Софрона, Филолая, Архиты и др. и сочинения математика Архимеда. Ионический диалект, мягкий, мелодичный и нежный, обязан своим происхождением счастливому небу Малой Азии и жизнерадостному настроению ионян. Мягкость его главным образом чувствуется в обилии гласных и в возрастающем отвращении к аспирации. Насколько 'Iάς (так ионический диалект назывался у грамматиков) любил учащать гласные, видно из допущения им зияния и неслитных форм. Гласные мягче и тоньше; чаще е и u чем а и о; обилие форм, больше свободы и большая плавность звуков. Древнейшие произведения на этом диалекте — песни Гомера. Историк Геродот и врач Гиппократ — наши главные источники для ионической прозы. Особенно замчателен язык Гомера. На выработку этого так назыв. эпического или древнеионического диалекта влиял и общий характер ионизма, и ритм эпического стиха, гекзаметра. Его усвоили себе не только эпики после Гомера, но и элегики, философские и дидактические поэты. К этим трем диалектам, которые успели выработаться еще до великого греч. переселения народов, присоединяется аттический (ή 'Аτθις), занимающий золотую середину между суровостью доризма и мягкостью ионического говора. Гонимый ионическим диалектом звук ā появляется здесь рядом с ē; умеренно в аттическом диалекте и обилие гласных. И он не был раз на всегда закончен, но также исторически развивался. Различают древний (до начала пелопоннеской войны) и новый аттицизм, в последнем, например, звуки rs и и tt переходят в rr и ss. Аттический диалект отличается округленностью и законченностью в образовании форм, гибкостью синтаксических соединений; он получил наибольшее между всеми другими распространение. Главнейшие его представители — Фукидид, Ксенофонт, Платон, Лизий, Исократ, Демосфен, Эсхин, Эсхил, Софокл, Еврипид, Аристофан. С исчезновением греческой свободы исчезло и обилие диалектических оттенков; язык, как и прочие явления народной жизни, поддался нивелировке; раньше всех покорился ионический, позже — дорический диалект. При дворе македонских царей аттический диалект был языком домашнего обихода; он сделался разговорным языком образованных классов и общепринятым эллинским — языком литературным, принявшим в себя многое новое и чуждое, хотя некоторые, особенно Лукиан Самосатский, старались возродить во всей его чистоте первоначальный аттический язык. Два новых диалекта, македонский и александрийский, остались народными говорами и не проникли в изящные литературные произведения. Первый произошел из смешения греческого языка с македонским и под македонским владычеством распространился на покоренные варварские народности, от которых он многое позаимствовал. Последний представляет собою александрийский простонародный жаргон, происшедший путем смешения аттических и македонских элементов с еврейскими и египетскими. На этот диалект был переведен Ветхий Завет семьюдесятью толковниками; составители новозаветных писаний и отцы церкви также отчасти прибегали к нему, почему он и называется церковным диалектом. С течением времени древнегреческий язык все более и более менялся в устах народа, не только воспринимая большие количества чужих выражений, но и теряя сознание истинного значения слов, грамматических форм и синтаксических конструкций. Сильнее всего это разрушение языка сказывается в сочинениях византийских писателей, относящихся ко времени взятия Константинополя. Из окончательно испорченного, усеянного бесчисленными чуждыми элементами грецизма после разрушения греческой державы турками возник новогреческий язык (см.).

Азбуку греки вместе с названиями отдельных букв заимствовали у финикиян. Первоначально они писали, как и семиты, справа налево. Из смешения этого письма с письмом направо, мало-помалу начинавшим появляться, возникла бороздообразная смена строк (bustrophedon), которая была в употреблении в Афинах в эпоху Солона. Из двадцати двух букв финикийского алфавита четыре знака придыхания были превращены в гласные (aleph = a, he = e, iod = i, aion = о), пятый (chet) пока остался в своем значении аспирата (Н). Постепенно исчезали в письме знаки vau, koppa и sampi. С другой стороны, сами греки с течением времени избрали особые знаки для у, ph, ch, ps и долгого о, которые были прибавлены в конце финикийского алфавита. Наконец придыхательный знак превратился в обозначение долгого е. Усовершенствованный и дополненный таким образом алфавит состоял теперь из 24 букв: А, В, Г, Δ, E, Z, Н, Θ, I, К, Л, M, N, Ξ, О, П, Р, Σ, Т, Y, Ф, X, Ψ, Ω. Впервые в этом виде появился он у ионян и как совершеннейшее изображение греческой системы звуков был мало-помалу усвоен и прочими греческими племенами. В Афинах он был принят официально в 403 г. при архонте Эвклиде. Ср. Kirchhof, "Studien zur Geschichte des grieschichen Alphabets " 1887); François Lenormant, "Etudes sur l'origine et la formation de l'alphabet grec" ("Revue archéologique", 1867 et 1868).

Существуют два способа произношения древнегреческого языка. Эразмовское произношение ведет начало от сочинения Эразма Роттердамского "Dialogus de recta latini graecique sermonis pronuntiatione", исходный пункт этого сочинения — чисто фонетическое произношение греческих букв согласно соответствующим им звукам. Хотя это произношение стоит в резком противоречии с произношением новогреческим и часто подвергалось оспариванию, тем не менее, вследствие своей легкости и удобства, как и благодаря относительной правильности, оно почти везде восторжествовало над рейхлиновским. Последнее требует произношения букв согласного с новогреческим (αν и εν как af и ef; η, ει, οι, ν и νι как i; α как е; θ как английское твердое th). Защитники эразмовского произношения, которых η = е, называются этацистами; приверженцы Рейхлина за частый у них звук i — итацистами (этацизм и итацизм). См. Blass, "Die Aussprache des Griechischen" (3-е изд. Б., 1888 г.); В. И. Модестов, "Вопрос о греческом чтении" ("Ж. М. Н. Пр." 1881, 3); его же, "Еще о греческом произношении" (там же 1893, 3).

Знаков для ударения в древнейших памятниках греческого языка нет и следа; в македонское время они сделались необходимы ввиду постоянного уменьшения в народе чуткости уха к понижению или повышению тона; их ввели грамматики Аристофан Византийский (около 200 до Р. X.) и Аристарх; еще до Дионисия Фракийского (в 60 г. до Р. X.) они проникли в рукописи. Ср. К. Люгебиль, "Акцентизация греч. слов и грамматическ. форм в греческом яз." ("Ж. М. Н. Пр.." 1889, 1).

О распространении знакомства с древнегреческим языком в Западной Европе см. Древние языки. Ср. Collitz, "Sammlung griechischer Dialektinschriften"; Cauer, "Delectus inscriptionum graecarum propter dialectum memorabilium" (Лпц., 2 изд., 1882). О диалектах с 1891 г. выходит труд О. Hoffman'a: "Die griechischen Dialekte". Главные иностранные пособия для изучения Д. языка (кроме бесчисленного количества элементарных учебников, лучшие из которых есть в русских переводах): К. Brugmann, "Griechische Grammatik"; R. K ühner, "Ausfü hrliche Grammatik der griechischen Sprache" (3 изд., Ганновер, 1892); Hermann, "De emendanda ratione graecae grammaticae" (Лпц. 1801). Синтаксис древнегреческого языка отдельно разработан Madvig'ом (2 изд., Брауншв., 1884 г.), Goodwin'ом ("Syntax of Moods and Tenses in the Greek verb", Лонд., 1889) и Delbr ü ck'ом (в его "Syntaxische Forschungen", Bd. IV, Галле, 1879); этимология — Курциусом (Лпц., 5 изд. 1879), G. Meyer'ом (в серии Брейткопфа и Гертеля, Лпц., 2 изд., 1886 г.) и Ваничеком ("Griechisch-lateinisches etymologisches W ö rterbuch", Лпц., 1877 г.). Сравнительную грамматику латинского и греческого языка написал Leo Meyer (2 изд., Б., 1882 и след.); этимологический состав греческого языка пробовал установить Benfey в своем "Griechisches Wurzellexikon" (1839—42). Греческая лексикография была начата еще древними грамматиками, от деятельности которых сохранились весьма драгоценные остатки, именно в трудах Полидевка, Гарпократиона, Гезихия, Свиды, в так называемом "Etymologicum magnum" и др. Первый обширный словарный труд после возрождения — "Thesaurus linguae Graecae" Генрика Стефана (1572 г.). Из греко-немецких словарей лучшие: Шнейдера (3 изд., Лпц., 1819—21), Пассова (1841—67), Роста (4 изд., Брауншв., 1871) и Папе (3 взд., Брауншв., 1880). По лексикографии др.-греч. собственных имен наилучший труд — Папе, "W ö rterbuch der griechischen Eigennamen" (1863—1870). Самый обширный лексикографический труд по Д. языкам — новая обработка Thesaurus'а (Пар., 1829—1863). В последнее время из него сделано извлечение в греко-французском словаре Alexandre'a. В России изучение греческого языка началось с XVII века, со времени известной славяно-греко-латинской академии. В 1591 г. в Львове была отпечатана первая греческая грамматика на русском яз. учителя братской школы Арсения Елассонского. В зап. Руси явился и первый опыт словаря русско-греческ., в "Лексиконе Славено-Росском" о. Памвы Берынды, изданном в Киеве в 1627 г. (второе издание в Кутеинском монастыре 1683 г.); "речения еллино-греческия" нашли себе место и в Лексиконе справщика моск. синодальной типографии Феодора Поликарпова (М. 1704 г.). В 1765 г. вышла в СПб. "Грамматика греческая с российским переводом", за которой в 1787 г. последовала "Грамматика греческая, собранная в московской славяно-греко-латинской академии из разных грамматик, с российским переводом". С этого времени начался непрерывный ряд греческих учебных грамматик; подробные заглавия их см. в (неполном) "Указателе к русским изданиям греческих и латинских классиков до 1871 г." В. Лебедева ("Ж. M. H. Пр.", 1876 г.). В настоящее время в нашей учебной литературе много учебников греч. языка, общий недостаток которых — отсутствие оригинальности: громадное большинство представляет собою лишь перевод или переделку немец. учебников, например, Коха (Синтаксис, М. 1883; Этимология, М. 1890), Курциуса (М. 1879), Кюнера ("Учебн. греч. грам.", 12 изд. СПб. 1891), Зейферта-Бамберга (Киев, 188 6) и др. Греч. Этимология Э. Черного (1892, 8 изд.) составлена по Э. Коху. Синтаксис этого же автора представляет попытку более самостоятельной обработки материала. В. Григоровский (1890, 1892) в своем учебнике следует Курциусу и Коху. Этимология H. Страхова представляет обработку Кэги и т. д. Есть еще грамматики Аппельрота (1891), Белицкого (Одесса 1876), Клеменчича (Этимология, 1887), Канского (Синтаксис, СПб. 1889), Фокова (Словообразование и Синтаксис, СПб. 1877), Мора "СПб. 1893). Греко-русские словари: С. Ивашковского (М., 1838), Академии Наук (СПб., 1847), Коссовича (1848). И. Синайского (М., 3 изд. 1879), Грацинского (М. 1878), Киевск. отд. общ. класс, фил. и педаг. (2 изд. Киев, 1890), Вейсмана (3 изд. СПб. 1888). Русско-греческие словари составлены И. Синайским (2 изд, М. 1869) и Э. Черным (М. 1885). Грамматическая литература по Д. языку в России: К. Люгебиля, перев. "Оснований греческих этимологии", ч. 1 (другой перевод того же сочинения начат в журнале "Гимназия" 1890); "Аттическое наречие по надписям Берта (в "Ж. М. H. Пр.", 1888, 2—4 и отд.); С. Жданова, "Грамматические наблюдения и проч.".

В Энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона рядом со словом "Древнегреческий язык"

Древнегреческие монеты | Буква "Д" | В начало | Буквосочетание "ДР" | Древнегреческое искусство


Статья про слово "Древнегреческий язык" в Энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона была прочитана 6087 раз


Брокгауз и Ефрон, избраное