Энциклопедический словарь Ф. Брокгауз, И.А. Ефрон. Ф. Брокгауз, И.А. Ефрон. Энциклопедический словарь
Навигация:

DJVU Библиотека
Photogallery

Брокгауз и Ефрон

knolik.com

Статистика:


Басня

Значение слова "Басня" в Энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона



Басня— весьма сродна с апологом (см. это сл.) и с животным эпосом (см. это сл.). В обширном значении часто даже смешивают все эти названия, но в тесном смысле каждое из них имеет свои отличительные черты. Аполог — чисто дидактическое произведение. Животный эпос отличается исключительно повествовательным и описательным характером, между тем как Б. носит, с одной стороны, дидактически-сатирический, а с другой — описательно-повествовательный характер. Конечно, оба эти элемента представлены не всегда в одинаковой степени, и поэтому мы замечаем значительное разнообразие и непостоянство типа басни. Неудивительно, что было много попыток классифицировать басни. Греческий ритор Афтоний делит Б. на: логические (μϋθοι λογικοι), нравственные (μϋθοι ήθικοί) и смешанные (μϋθοι μικτοί). Гердер видит два рода Б.: один теоретический, или упражняющий умственные способности человека и его нравственную сторону, ко второму же роду принадлежат Б., в которых как causa movens является судьба или случай. Гербер, наконец, разделяет Б. тоже на два рода: старший, где Б. представляется просто картиной из жизни животных, и младший, где выступает на первый план дидактический элемент.

Во всяком случае почти каждая Б. состоит из двух частей: эпической, описательной, и нравоучительной. В первой описывается известный факт из жизни человека, животных или растений, во второй же делается вывод поучительного характера. И в этом, и в другом отношении замечается большое разнообразие, зависящее от индивидуальных взглядов и наклонностей авторов. Описательная часть может быть очень сжата и заключать в себе только необходимое, или, напротив, она может заключать описания, диалоги, пейзажи, шутки; она может отличаться эпическим, лирическим или сатирическим тоном; факты, в ней излагаемые, могут быть или вполне обыкновенными, или выдуманными, напр., в том случае, когда осел или бык идут на охоту вместе со львом и делятся с ним одной добычей. Нравоучительная часть может стоять или впереди Б. и тогда называется προμύθιον, или в конце и тогда называется έπιμύθιον, или в начале и в конце, что бывает очень редко, или, наконец, она может и не высказываться, а только подразумеваться. Относительно внешней формы Б. надо заметить, что она может быть написана прозой или стихами и что в том и другом случае не требуется очень поэтический язык, но зато — отчетливая образность представляемого факта, ясность, меткость выражений и известная доля остроумия. Стихотворная форма басен может быть очень свободна; весьма длинные стихи могут идти вперемежку с коротенькими, состоящими даже из одного односложного слова.

О первоначальном происхождении Б. говорилось много, но из разнообразных мнений, высказанных по этому поводу, самыми важными представляются два: Гервинуса и Гримма. Первый из них полагал, что Б. произошла независимо от животного эпоса и генетического родства с ним не имеет; свое мнение он основывал на отличии Б. от животного эпоса: в первой есть то, чего нет во втором, т. е. дидактическое начало. Гримм, напротив, доказывал существование одного громадного и присущего всем индоевропейцам животного эпоса, который со временем распался на мелкие части, представляющие теперь отдельные и самостоятельные произведения. Таким образом, и здесь возникает вопрос, до сих пор не решенный окончательно, о происхождении народного эпоса. Как бы то ни было, нельзя не признать, что между животным эпосом и басней существует несомненное и притом близкое родство. По всей вероятности, то и другое первоначально не различались и представляли просто картинки из животной жизни, которые могли иметь дидактическое значение, но могли также не иметь его. Эти рассказы могли, с одной стороны, сплотиться в большие поэмы, как, напр., Рейнеке Фукс, или же переродиться в чистые Б. Последний переход весьма легок. Первоначально, как уже сказано, без всякой задней мысли создавались картины из жизни животных, которых считали существами, одаренными такими же чертами характера, как сам человек, и даже своеобразным языком. Но так как у животных выступает вперед господствующая черта гораздо отчетливее и исключительнее, чем у человека, то неудивительно, что животные со временем сделались как будто олицетворением разных качеств; так, напр., лисица олицетворяет наклонность к обману, ягненок — кротость, волк — хищность, осел — глупость и т. п. Тогда-то именно появляется чистая Б. с дидактическим характером. Такую басню мы встречаем у греков.

В греческой литературе уже Гезиоду (ок. 800 л. до Р. Х.) и Стезахору (VI в. до Р. Х.) приписывается авторство нескольких басен, но самым знаменитым баснописцем слывет Эзоп, по происхождению фригиец; его басни (все изложены прозой) отличаются необыкновенной отчетливостью, ясностью, простотой, спокойствием и остроумием, поэтому неудивительно, что они уже очень рано широко распространились по всему тогдашнему цивилизованному миру, переделывались в продолжение многих веков вплоть до наших времен и теперь в переделках и переводах составляют достояние каждой, хотя бы еще очень мало развитой литературы. Из греческой литературы прежде всего перешли басни в сирийскую, затем в арабскую (Локман), армянскую, еврейскую, индусскую (Бидпай, или Пильпай, и многие другие). Басни эти на греческой почве долгое время переходили из уст в уста, пока не были собраны в первый раз Димитрием Фалерийским ок. 300 г. до Р. Х. Затем в I или II в. после Р. Х. Бабрий переделывал эти прозаические басни в холиямбические стихи; в IX в. магистр Игнатий стремился вылить басни Эзопа в коротенькие (из четырех строчек) стихи. С течением времени, особенно на византийской почве, басня принимает все более и более дидактический характер, который почти совершенно убивает наконец описательную сторону; такими представляются басни Эзопа в сборнике XIV в., написанном монахом Максимом Планудом.

Гораздо важнее судьба латинского перевода басен Эзопа; перевод этот был сделан в первый раз в I веке после Р. Х. Федром, который, тоже по образцу Эзопа, составлял новые басни стихами. Оригинальный сборник Федра в течение средних веков был забыт и издан в первый раз только в 1596 году. Но в Х веке какой-то неизвестный писатель пересказал в прозе некоторые стихотворные басни Федра, и этот прозаический сборник избранных басен Федра был очень популярен в прежние века п. з. "Aesopus". Конечно, существовала не одна редакция этого сборника, но из всех самой популярной и в истории басни самой важной является редакция, названная "Romulus". Это, по всей вероятности, условное, имя носит сборник, состоящий из 4 книг, или 83 басен; он является не прямой переделкой Федра, а копией другого, более древнего сборника, явившегося, быть может, во времена каролингов и потом утерянного. Сборник этот носит тоже название "Romulus Nilantii", от имени своего издателя (Лейден, 1709 г.).

Прежде чем сказать о дальнейших судьбах басен Федра, надо упомянуть, что еще живший во II, IV или в V веке римский писатель Авиан написал 42 басни по образцу Федра и Бабрия; басни эти написаны элегическими дистихами, напыщенным слогом. Ему подражал в XII веке Александр Некам (1157—1217), который издал книгу п. з. "Novus Avianus". Новейшие издания Авиана — Лахмана в Берлине (1845) и Френера в Лейпциге (1865). Некама же издал Эдельстан дю Мериль в сборнике "Po ésie ìnedite du moyen â ge" (Париж, 1854). Сборник Некама не был очень популярен в средние века, и на нем основываются только две переделки на французском языке; одна из них издана Дюплессисом п. з. "Fables en vers du XIII siè cle" (Париж, 1834); вторая же относится к XIV веку и обозначена Робертом как Изопет II.

"Romulus", изданный в новейшее время французом Гервие в сборнике "Les Fabulistes latins du moyen â ge" (Париж, 1883—1884), в свою очередь был переделан стихами и издан под заг. "Inrythmicum sermonem translatae Romuleae fabulae". Кроме того, существует еще один сборник, изданный Гервие по мюнхенской рукописи и поэтому названный "Romulus Monacensis". В стихах изданный Ромул важен тем, что он послужил основанием для сборника Ринуция или Ремиция; сборник этот, составляющий почти только копию Ромула, явился в печати в первый раз в Милане в 1474 и почти ничем не отличается от первого Ромула. На Ремиции же основывается немецкий баснописец Штейнгевель, который после 1470 г. составил сборник латинских басен, написанный прозой и переведенный на немецкий язык. Эстерлей (Oesterley) в своем издании Штейнгевеля ("Steinh ö wels Aesop", Тюбинген, 1873) говорит, что Штейнгевель служил неисчерпаемым источником для средневековых немецких баснописцев после изобретения книгопечатания. Вскоре после 1474 года появился в печати немецкий перевод басен Штейнгевеля, и книга эта сейчас была переведена на чешский язык; чешский перевод явился в печати в Праге или Куттенберге в 1480 или 1488 г. Новая редакция книги Штейнгевеля, сделанная Севастианом Брандтом, явилась по-латыни в 1501, а по-немецки в 1508 г. и в XVI же веке была переведена на чешский язык.

Ромул (versificatus), о котором мы только что говорили, был написан рифмованными стихами; гораздо важнее другая переделка, в которой стих основан на размере; автор ее неизвестен, и поэтому редакция эта называется Анонимом, или "Anonymus Neveletii" по имени Исаака Невелета, который издал редакцию эту в сочинении "Mythologia aesopica" во Франкфурте-на-Майне, 1610 г. Новейшее издание Гервие в "Les Fabulistes latins" (1883—84 г.). Аноним писал дистихами в последней четверти XII века, и его сочинение было необыкновенно популярно, так что до сих пор сохранилось больше чем 70 его рукописей; в этом сочинении заключается не весь Ромул, но только три первые его книги; слог Анонима отличается напыщенностью, неестественностью и стремлением к употреблению антитез.

На славянской почве Аноним был известен очень рано: весьма возможно, что уже Далимил знал этот сборник, по крайней мере басня о лягушках и аисте, кажется, заимствована у Анонима; то же самое можно сказать о Ткадлечке и сочинениях Фомы Штитного; на нем также основан, не говоря уже о позднейших произведениях, сборник чешских басен, помещенный в баворовской рукописи, которая относится к XV веку и представляется копией более древнего оригинала.

Популярность Анонима была необыкновенно велика. Вскоре его элегические стихи были снова переделаны в прозу и переделка эта издана Гервие, который в Анониме предполагает Вальтера Английского и поэтому его произведения называет "Fabulae Gualterianae". Перевод Анонима на французский язык или, точнее, на французский диалект провинции Франшконте, относящийся к XIII веку, называется Лионским Изопетом и издан Форстером под загл. "Lyones Yzopet" в Гейльбронне, в 1882 г.; в сборнике этом особенно поражает богатство описаний и картин. Около 1200 г. Одо из Церингтонии составил новый сборник латинских басен (тоже изданы Гервие); затем, к более известным сборникам принадлежат: Винценциуса Белловацензиса, монаха XIII в. Бернский Кодекс Гервие, французский — Марии де Франс (см. Рокфор, "Po é sie de Marie de France", Париж, 1820); "Fabulae exortae ex Marie Gallicae, Romulo et aliis quoque fontibus"; сборник этот Гервие обозначает буквами LBG, так как три его рукописи сохраняются в Лондоне, Брюсселе и Геттингене. Древнефранцузская стихотворная обработка Анонима (Невелета) появилась в начале XIV века; издана Робертом в "Fables in édites du XII, XIII et XIV siè cles" (Париж, 1825) и названа этим же издателем Изопетом I. Так называемый Кодекс Риголи заключает в себе итальянского Эзопа, итальянскую редакцию представляет тоже сборник, изданный Гивиццани п. з. "Il Volgarizzamento delle Favole di Galfredo" (Болонья, 1866); это — прозаическая переделка Анонима, относящаяся к XIV в. К тому же веку относится латинский сборник Николая Пергамена, который в древних печатных изданиях озаглавлен "Dialogus ercaturanum", в рукописях же он носит название "Liber de contemptu sublimitatis", или "Liber de animalibus". Подражателем Пергамена был польский писатель XVI в. Бартош Папроцкий, который издал свои басни в сочинении "Koło Rycerskie". Басни Пергамена изданы Грессе в сочинении "Die beiden ältesten Fabelbü cher des Mittelalters" (Штутгарт, 1880). Близок тоже к Анониму относящийся к XIV в. сборник басен Бонера "Edelstein", изд. Францем Пфейффером п. з. "Der Edelstein von Ulrich Boner" (Лейпциг, 1844). Иоанн из Шеппея, рочестерский епископ, умерший в 1360 г., подражал Ромулу; его басни издал Гервие. О главнейших сборниках XV в. мы уже говорили раньше; к ним принадлежат: чешский Эзоп в баворовской рукописи, Ремициус, Штейнгевель и др.,; к XVI веку относится Камерариус Иоаким, живший между 1500 и 1572 г., который в 1538 издал прозаическую латинскую переделку Эзопа; на ней же основывается сборник Ганса Вильгельма Кирхгофа п. з. "Wendmuth", изданный Эстерлеем (Штутгарт, 1869); к XVI же столетию относится тоже латинская прозаическая переделка Эзопа, изданная в 1516 г. несколькими учеными п. з. "Fabularum quae hoc libro continentur interpretes atque authores sunt hi: Guilielmus Guodanus, Hadrianus Barlandus, Erasmus Roterodamus, Aulus Gellius, Angelus Politianus, Petrus Crinitus, Joannes Antonius Campanus, Plinius Secundus Novocomensis, Nicolaus Gerbellius Phorcensi s, Laurentius Abstemius, Laurentius Valla"; второе издание было в Страсбурге 1522 г. Басни Мартина Лютера были изданы п. з. "Hundert Fabeln aus Esopo etliche von D. M. Luther und Herrn Mathesio" (Брауншвейг, 1672). Басни писал тоже латинско-немецкий писатель Иоанн Постиус, живший от 1537 до 1597 г. Ср. "Mythologia metrica et moralis" (Гамбург, 1698). Подражателем Эразма Роттердамского на итальянской почве был Лодовико Гуиччиардини (1523—1589), автор анекдотического сборника "L'Hore di Recreatione", издаваемого в 1560, 1607 г. и др. В 1542 г. появилась в Париже книга Жиль Коррозе: "Les Fables du tr ès ancien Esope phrigien premièrement escriptes en grec et depuis mises en Rithme franç oise"; на сборнике этом видно влияние басен Гуодана и др., изданных 1516 г. На этих же баснях основано другое произведение французской литературы, изданное в Руане 1547 г. под загл. "Trois centz soixante et six Apologues d'Esope, tres excellant Philosophe. Premi èrement traduictz de Grec en Latin par plusieurs illustres Autheurs comme Laurens Valle, Erasme et autres. Et nouvellement de Latin en Rithme franç oise par maistre Guillaume Haudent". На этом же источнике основываются две немецкие редакции XVI в. — Бухарда Вальдеса 1548 г. (изд. Титмана: "Esopus von B. Waldis". Лейпциг, 1882; здесь значительно распространен латинский текст и из краткой поучительной басни сделан обширный рассказ) и Эразма Альберуса п. з. "Neun und viertzig Fabelen so mehren theils aus Esopo gezogen" (Франкфурт-на-М., 1579). Такой же характер носит французский сборник "Les fables et la vie d'Esope phrygien, latin et fran ç ois" (Париж, 1579), а также Бодоэна: "Les fables d'Esope phrygien" (Руан, 1660). Вообще, влияние редакции 1516 г. простирается до нынешнего столетия. К XVI в. еще относятся: Гавриил Фаэрнус, которого "Centum fabulae" изданы в 1564 и позже Бойзеном в 1798 г. в Лейпциге; Фабий Паулин Утицензис, "Centum fabulae eх antiquis scriptoribus acceptae" (Венеция, 1587; Иоанн Манлий ("Locorum Communium Collectaneа", (Франкфурт-на-М., 1594); Вердицотти, "Cent o favola morali". (Венеция, 1599) и другие.

К XVII в. относится сборник "Mensa Philosophica auctore Michaele Scoto. Accessit libellus jocorum opera Othomori Luscinii Argentinatis concinnatus" (Франкфурт-на-М., 1602); книга эта основывается на сочинении Абстемия (Лоренца Бевилоква), относящемся к эпохе Возрождения и изданном Невелетом в "Mythologia Aesopica" (Франкфурт на М., 1610 г.); обе редакции, Абстемия и Люсциния, приближаются к оригиналу Эзопа. Знаменитейшим европейским баснописцем XVII в. был Лафонтен (1621—1695); его басни еще теперь издаются и переведены или переделаны на все языки. К XVII в. относятся еще: Ле Нобль "Contes et Fables" (Париж, 1669); немецкий сборник: "Lust— und Lehrreiche Sittenshule, er öfnet und aufgerichtet Anlass der sinnreichen F abeln Aesopi" (второе изд. в Ульме, 1705).

Восемнадцатый век очень богат баснями: к этому времени относятся между прочими: Саломон Франк, "Teutschredender Phaedrus" (Йена, 1716); Ридерер, "Aesopi Fabelae in teutsche Reime nach jetziger Art und m öglichster Kü ntze gekleidet" (по сборнику 1516 г., Нюрнберг, 1717 г.); неизвестный автор J. А. G. "Phaedrus in leichten teutschen Nachahmungen zum Gebrauch der mittlern Classen in der Langensalzischen Schule" (Лангензальц, 1735); Риччи, "Le favole greche d'Esopo volgarizzate in rime anacreontiche toscane" Флоренция, 1736); Ла Фермиер, "Fables et Contes d édié s a S. A. I. le Grand Duc de toutes les Russies" (Париж, 1775); I. F. R., "Fabeln aus dem Alterthume" (Бреславль и Лейпциг, 1760), Тромбелли, "Le favole di Fedro, tradotte in versi volgari" (Венеция, 1775, пятое изд.); Де Курейль, "Favole e Novelle" (Пиза, 1787); Ланди, "Favolе di Esopo" (Венеция, 1760); Феличи, "Favole Esopiche" (Рим, 1790); Христ, "Fabularum Aesopiarum libri duo" (Лейпциг, 1749); Вейнцирль, "Phae d rus in deutschen Reimen" (1797); Прахт "Phaedri Fabulae Aesopicae. Nebst einer Uebersetzung in deutschen Reimеn" (Нюрнберг, 1798); Красицкий, "Bajki" (во многих изданиях); "Trois cents fables en Musique" (Люттих, без года).

В XIX ст.: Шварц, "Phaedrus Fabe ln fünf Bü cher" (Галле, 1818); Нефшато, "Fables et Cоntes en vers" (Париж, 1815) и многие другие, между которыми всемирную славу приобрел себе И. А. Крылов. Кроме упомянутых выше, известными баснописцами были: у французов: Мари-де-Франс, Рутебеф, Маро, Ренье, Ла Мотт, Флориан, Дютрамбле, Боазар, Бонур, Лебайли, Арно, Андриен, Виеннэ, Лашамбоди, Патрю, Фенелон и др. У итальянцев: Альберти, Капаччио, Бальди, Пассерони, Дельросси, Пиньотти, Роберти, Бертола и др. У испанцев: Ириарте, Саманиего и др. У англичан: Гей, Додсли, Мур и др.; у немцев: Штрикер ("Die Welt"), Гагедорн, Геллерт, Лессинг, Лихтьер, Глейм, Пфеффель и др.

У славян басня является главным образом в трех литературах, а именно: в чешской, польской и русской. Раньше всего басню встречаем в чешской литературе, а именно, уже у Далимила, затем в памятнике, озаглавленном "Tkadlecek", в градецкой рукописи XIV в. и в баваровской рукописи тоже XIV в. В XV в.: у Товачовского в "Hadani Pravdy a Lž i o kn ěž ské zbo ži", у Фомы Штитнаго и, начиная с 1487 г., во многих печатных сборниках появляются басни Эзопа и Федра в разных редакциях. Другие чешские баснописцы: Пухмайер, Шир, Гейдук, Заградник, Сыхра, Горноф, Граш, Хмель, Штульц, Доух, Лангер, Красногорская, Сокол, Соукаль, Краль, Лоунский, Гофман, Кадержавек, Кульда, Иранек, Климшова, Студничкова и др.

В польской литературе басня имеет своих представителей, начиная с XVI в., именно: Рея из Нагловиц и Бартоша Папроцкого (Коło Rycerskie, 1571); после этого Б. долго находилась в пренебрежении, и только в 1731 г. кн. Яблоновский издал сборник п. з. "Sto i oko bajek", после чего, как и во всей Европе, началась мода на Б. Все почти писатели эпохи Станислава Августа Понятовского сочиняли Б.: Княжнин, Трембецкий, Нарушевич, Немцевич, но более всех замечателен Игнатий Красицкий (ум. 1801 г.). Кроме того, Якубовский переводил Лафонтена, Минасович — Эзопа, Бабрия и Федра; Мицкевич написал несколько Б., но в XIX в. приобрели известность баснями Антон Горецкий, Франц Моревский, Феофил Новосельский и особенно заслуженный автор Б. для детей Станислав Якович.

В русской литературе басня известна с очень давнего времени. Знаменитое произведение восточной фантазии — басни Бидпая, или "Стефанит и Ихнилат", через Византию сделавшееся достоянием южнославянской письменности, в XV-XVI стол. уже пользовалась популярностью среди русских книжников. Не менее хорошо были известны им и басни Эзопа, лицевое житие которого, украшенное множеством замысловатых анекдотов и остроумных изречений, охотно переписывалось в XVII ст., а в XVIII обратилось в народную лубочную книгу. В 1731 г. кн. А. Д. Кантемир написал в подражание Эзопу шесть басен; около того же времени явилось "Несколько Эзоповых басенок (51), для опытка гекзаметрами", составленных В. К. Тредиаковским. А. П. Сумароков переводил уже Лафонтена и сочинял оригинальные басни, довольно грубые по языку и содержанию. И. И. Хемницер (1744—84) переводил Лафонтена и Геллерта; оригинальные его басни отличаются простотой изложения и замысловатой, подчас — очень злой наивностью. Почти исключительно переводчиком французских баснописцев (Лафонтена, Флориана, Ламотта, Арно и др.) был И. И. Дмитриев (1760—1837), который, по словам Мерзлякова, "отворил басням двери в просвещенные, образованные общества, отличавшиеся вкусом и языком". Его 40 басен написаны в течение 1803—4 гг. и очень высоко ценились современниками, которые, впрочем, с удовольствием читали и совершенно иные по духу и выражению оригинальные басни А. Е. Измайлова (1779—1831), отличающиеся "теньеровской" естественностью. Последним и гениальнейшим представителем басни не только в русской, но и во всемирной литературе является И. А. Крылов (1768—1844). Его басни (200) неподражаемы по оригинальному, вполне народному языку и меткому остроумию; они сделались едва не самой популярной книгой в России, с детства хорошо знакомы каждому русскому и переведены на многие иностранные языки. Крылов довел обработку этого вида поэзии до высшего совершенства, и после него уже ни один русский писатель не брался за басню, тем более, что она при изменившемся характере литературы уже не могла иметь прежнего значения. В настоящее время басня представляется возможной только как юмористическое произведение, лишенное какой-либо серьезной цели. Ср. П. Суллие " La Fontaine et ses devanciers ou Histoire de l'apologue" (Пар.,186 6); Эдельстан дю Мериль,"Histoire de la feble é sopique" (1854); Лессинг, "Abhandlungen ü ber die Fabel" (1759); Гюйльон, "La Fontaine et tous les fabulistes" (Милан, 1803); Отто Келлер, "Untersuchungen ü ber die Geschichte der griechischen Fabel" (Лейпциг, 1862) и др.

В Энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона рядом со словом "Басня"

Баснин Петр Павлович | Буква "Б" | В начало | Буквосочетание "БА" | Басов Василий Александрович


Статья про слово "Басня" в Энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона была прочитана 5584 раз


Брокгауз и Ефрон, избраное